23.09.2013


Тарифы естественных монополий будут заморожены

В выигрыше окажутся генерирующие компании, транспортники и самый недоинвестированный сектор экономики - ЖКХ

Правительство РФ заморозило тарифы естественных монополий. После двух недель интенсивных обсуждений был принят компромиссный вариант: свои тарифы для промышленных потребителей сохранят в неизменном виде "Российские железные дороги", "Газпром" и "Российские сети". Рост стоимости услуг этих компаний произойдет не в 2014 году, как планировалось, а годом позже, и не на традиционные 15-25% (а иногда и на 50%, как бывало ранее), а лишь в меру инфляции. Для населения цены все же вырастут - исходя из формулы "инфляция, умноженная на коэффициент 0,7". То есть если, по новым прогнозам ЦБ, инфляция в 2014 году составит 4,8%, то население будет вынуждено покупать газ и электроэнергию на 3,4% дороже.

"Это [заморозка тарифов] позволит ограничить рост коммунальных платежей, что важно для граждан, и, надеюсь, даст ощутимый антиинфляционный эффект", - отметил премьер-министр Дмитрий Медведев.

Такое решение давно назрело. Стоимость ключевых ресурсов в стране стала слишком высокой, что уже сильно повлияло на экономику. Количество желающих покупать услуги российских госмонополистов по таким ценам снижается из года в год, при этом инфраструктура этих компаний прирастает, требуя все больше затрат на обслуживание. Это грозит нарушить целостность естественных монополий как компаний уже в среднесрочной перспективе. А опережающий рост тарифов из года в год съедал прибыль компаний в смежных отраслях. Результат - концентрация прибыли в естественных монополиях и практически бесконтрольная трата ими средств на фоне огромной недофинансированности в сфере ЖКХ, генерации тепла и энергии и частично в транспорте.

Всеобщий тормоз

Заявления руководителей госкомпаний по поводу ограничения тарифов ведущие СМИ расхватали на передовицы. В целом их можно свести к тому, что монополии сгоряча пообещали оставить без работы десятки и сотни тысяч людей, а свои инвестиции ужать в разы.

Правда, отчасти такую истерику монополий понять можно. Правительство Дмитрия Медведева только с начала этого года три раза меняло свою тарифную политику. Поначалу подразумевался традиционный рост тарифов на 10-15%, позднее - на уровень инфляции (около 6%), а теперь и вовсе их замораживание. Компаниям же приходится работать на рынке, прогнозировать, считать бюджеты, строить, заказывать оборудование, планировать его окупаемость. Кстати, Минэкономразвития уже предложило в будущем рассчитывать тарифы естественных монополий по так называемому контрциклическому механизму, привязывая их к темпам экономического роста. Но когда тарифы меняются раз в три-четыре месяца, о каких долгосрочных планах может идти речь? В идеале было бы правильно установить тариф на пять лет и ни в коем случае не менять его. Пожалуй, только этим и могут ограничиться объективные претензии госкомпаний. Все остальное - спекуляции и попытки надавить на правительство в надежде отыграть решение обратно. Хотя рост стоимости услуг естественных монополий давно стал тормозом российской экономики, а на дороговизну их услуг жалуются все.

Например, на закупку газа и электричества ТЭЦ тратят до 75% выручки, а в некоторых регионах более 80%. А еще остаются расходы на персонал и ненормированные потери. В итоге у таких компаний возникает постоянная недоинвестированность, их фонды стареют и грозят еще большими потерями и авариями в разгар отопительного сезона.

Дорогие услуги сетевых организаций приводят к другому эффекту: в России становится выгодно строить свою собственную генерацию. Это, с одной стороны, грозит разрушением единой энергосистемы, а с другой - в долгосрочной перспективе ведет к еще большему росту тарифов.

Говоря о тарифах РЖД, стоит привести слова главы ФАС Игоря Артемьева: за месяц до принятия эпохального решения он назвал железнодорожные тарифы России "одними из самых высоких в мире". Однако это не мешало РЖД заявлять о своих правах на рост тарифов громче всех.

Железка не хочет уступать

В РЖД строят апокалиптические прогнозы: если в следующем году тарифы не будут проиндексированы, то компанию может настигнуть технический дефолт, резкое сокращение инвестиционной программы и увольнение сотрудников. Президент РЖД Владимир Якунин заявил, что в случае сохранения тарифов на нынешнем уровне придется серьезно подрезать инвестиционную программу в части обновления и модернизации подвижного состава и начать увольнения либо перевод части сотрудников на неполную занятость. В следующем году, по его словам, компания лишится 93,2 млрд рублей, сэкономив на электричестве и газе 13 миллиардов. Под вопросом окажется и выпуск привилегированных акций в пользу Фонда национального благосостояния, средства от которых должны пойти на расшивку узких мест на БАМе и Транссибе, а инвестиционная программа компании упадет до 56,6 млрд рублей вместо запланированных на 2014 год 389,4 миллиарда.

Оптимизировать затраты РЖД рассчитывает за счет сокращения фонда заработной платы и уменьшения вложений в ремонт железнодорожной инфраструктуры и закупку подвижного состава. По данным РЖД, в случае заморозки тарифов придется сократить 62,1 тыс. человек или перевести на неполную рабочую неделю 370 тыс. сотрудников. Это позволит сэкономить 40 млрд рублей. Остальные 53,2 млрд РЖД готова найти за счет сокращения затрат на модернизацию подвижного состава и реконструкцию путей.

Кстати, монополия уже пыталась экономить. Ранее компания объявляла о сокращении расходов в 2013 году на 105,7 млрд рублей, в том числе из-за падения объема грузоперевозок, и, кстати, сокращение темпов роста экономики - только одна из причин этого падения. Последние годы РЖД теряет мелких и средних клиентов. Ряд грузов, таких как цемент или контейнеры, ранее перевозившихся по железной дороге, все больше уходит на автомобильный транспорт.

Железнодорожные рыночные операторы пытались на это реагировать, снижая свои ставки, но из-за роста тарифа РЖД это не давало особого эффекта. "С середины 2012 года и вплоть до середины 2013-го мы наблюдали снижение операторами подвижного состава ставок так называемой вагонной составляющей тарифа. В частности, это снижение по полувагонам было почти двукратным.

Но одна составляющая тарифа - рыночная, нерегулируемая - снижалась, а вторая составляющая, сформированная РЖД (формально - регулируемая ФСТ), не только не снижалась, но даже чуть-чуть росла", - говорит доцент кафедры экономики, финансов и управления на транспорте МИИТа Фарид Хусаинов.

По его словам, замораживание тарифа будет означать лишь возвращение динамики инфраструктурной составляющей тарифа к общему тренду, характерному для рынка в целом. Иначе говоря, оторвавшийся от остальных бегун притормаживает, давая возможность остальным участникам забега приблизиться к нему.

По словам г-на Хусаинова, в последние годы в РЖД практически не работали антизатратные механизмы. Так, в 2011 году при инфляции 6,1% расходы компании выросли на 18%, в 2012 году при инфляции 6,6% - на 6,8%. Доля расходов на заработную плату и социальные отчисления в структуре расходов РЖД выросла с 24,8% в 2000 году до 44% в 2012-м. Таким образом, решение об отмене индексации тарифов в 2014 году - лишь способ помочь РЖД научиться управлению издержками. Само по себе это решение не будет катастрофой для монополии. Когда же стоимость услуг на рынке пойдет вверх, доходы, которые потенциально могла получить РЖД, получат другие участники рынка - грузоотправители, представители смежных видов транспорта, операторы и т. д.

Названная цифра - 60 тыс. человек, предполагаемых под сокращение, - не должна вводить в заблуждение.

В среднем число занятых в системе РЖД уменьшалась в последнее время на 15-30 тыс. человек в год. Этот результат достигался в том числе за счет перевода сотрудников в "дочки" и выведения персонала на аутсорсинг. Значительная часть наиболее тяжелых работ по обслуживанию и содержанию пути уже передана компаниям, формально никак не связанным с РЖД.

Что характерно, оптимизация и сокращение персонала, непосредственно связанного с работой железной дороги, сопровождались быстрым ростом занятости в побочных сферах. Так, сильно вырос штат в охранных структурах РЖД. На некоторых направлениях число охранников на станциях соотносится с железнодорожниками в пропорции 1:3. И если РЖД требуется оптимизировать структуру занятости, то начинать надо именно со служб безопасности.

"Угрозы начать массовые увольнения - это чистая пугалка. Никто не даст компании начать массовые сокращения. Если речь пойдет об оптимизации центрального аппарата или обслуживающих компаний (вроде медиа), то вопросов ни у кого не возникнет. К тому же почти треть рабочих мест РЖД приходится на малые населенные пункты, где РЖД во многом является градообразующим предприятием. И сокращение может нарваться на сильное противодействие местных и региональных властей, - говорит генеральный директор агентства Infranews Алексей Безбородов. - С точки зрения объема выручки компании замораживание тарифов ничего страшного РЖД не принесет, особенно с учетом того, что будут заморожены и тарифы других естественных монополий".

Что является риском в случае с РЖД, так это те расходы, которые нельзя снизить. "В условиях заморозки тарифов РЖД расходы компании все равно будут расти, так как цены на металлургическую продукцию, топливо и прочее будут постоянно повышаться. Кроме того, РЖД является социально ориентированной компанией и ежегодно индексирует заработную плату сотрудникам на уровне инфляции или чуть выше", - напоминает руководитель отдела исследований грузовых перевозок Института проблем естественных монополий Александр Поликарпов. По его расчетам, даже максимально возможное сокращение издержек компании не покроет образовавшейся дыры в портфеле доходов компании. "Существует риск, что операторы подвижного состава всю экономию от заморозки тарифов РЖД нивелируют повышением ставок", - добавляет эксперт.

"Газпром" без полутриллиона

Дольше всех на инициативу правительства готовил ответ "Газпром". Но потенциальные потери выручки у монополии больше всех ее "сестер" - 510 млрд рублей. Об этом говорится в письме заместителя председателя "Газпрома" Андрея Круглова. В ответ на замораживание тарифов компания обещает снизить инвестиции на 407 млрд рублей за три года. Приводя эти цифры, "Газпром" замечает, что каждые 100 млрд рублей, не направленные на капитальные затраты, приводят к недополучению бюджетами разных уровней 24 млрд рублей, а также к сокращению 70 тыс. рабочих мест.

Таким образом, в общей сложности замораживание тарифов для "Газпрома" ставит под угрозу увольнения около 300 тыс. человек.

Однако если взглянуть на инвестиции "Газпрома", то можно увидеть, что за 2013 год компания, например, потратит на основные фонды около 700 млрд рублей. 80% этих средств пойдет на освоение месторождений и строительство магистральных трубопроводов. Эта инфраструктура в основном работает на внешние рынки, цены на которых остаются свободными. Что касается внутреннего рынка, которого и коснется замораживание, то с 2005 года монополия тратит на газификацию регионов не так много - в среднем по 22,5 млрд рублей в год. Эта сумма в разы ниже той, которую собирается сократить "Газпром". То есть монополия либо взяла эти 400 млрд рублей инвестиций с потолка, либо за счет внутреннего потребителя хотела просубсидировать строительство инфраструктуры, в том числе для внешних рынков.

Но внутренний потребитель тарифы "Газпрома" просто не может осилить. Особенно это касается коммунального сектора. "Коммунальный комплекс уже давно испытывал потребность в сдерживании тарифов на энергоресурсы - газ и электроэнергию, расходы на которые у предприятий теплоснабжения доходят до 75 процентов, а у предприятий водоснабжения и водоотведения - до 20-30 процентов", - сказал "Эксперту" президент "Российских коммунальных систем" Игорь Дибцев. На протяжении последнего десятилетия тарифы естественных монополий росли более высокими темпами, нежели тарифы на услуги ЖКХ. Из-за социальной значимости коммунальных тарифов их искусственно сдерживали, и цены на услуги ЖКХ росли на 10-15% в год, в то время как рост цен на энергоресурсы на внутреннем рынке составлял 15-25%.

Таким образом, в структуре коммунальных тарифов доля платы за энергоресурсы увеличивалась, а другие статьи затрат, такие как капитальный ремонт и модернизация, фонд оплаты труда, приходилось сокращать.

Что убьет ЖКХ

По мнению замдиректора НП "ЖКХ Развитие" Алексея Макрушина, дальнейший рост цен на газ попросту убил бы сферу ЖКХ. По его словам, 40-процентный рост тарифов ЖКХ в последние несколько лет был достигнут именно за счет роста цен на энергоносители.

Для водоканалов это влияние не так велико, но тоже существенно: повышение цен на услуги "Россетей" отвечает более чем за 15% роста стоимости услуг водоснабжения и водоотведения. "Решение о заморозке тарифов на сетевую составляющую приведет к росту инвестиционных и ремонтных программ водоканалов", - оптимистичен руководитель дирекции коммунального бизнеса группы компаний "ТНС-Энерго" Алексей Овсянников.

Кстати, дальнейший рост тарифов на газ и энергию ставил под вопрос сохранение рабочих мест для занятых в коммунальном хозяйстве по всей стране, а таких людей около 4 миллионов.

Конечно, ограничение тарифов на электричество и газ не решает всех проблем сектора ЖКХ, особенно если замораживание коснется и его. "Решение о сдерживании роста цен на энергоресурсы позволило бы вернуть прежний баланс затрат в структуре коммунальных тарифов, увеличив долю расходов на капитальный ремонт и реконструкцию коммунальных объектов. Но вместе с тарифами крупных энергомонополий могут быть заморожены и коммунальные тарифы (на тепловую энергию, водоснабжение и водоотведение). Если это произойдет, то эффект от принимаемых мер для коммунальных предприятий будет в лучшем случае нулевым и с большой долей вероятности негативным, так как у большинства коммунальных предприятий наблюдается ощутимое (на 5-10 процентов ежегодно) падение отпуска услуг", - предупреждает Игорь Дибцев из РКС.

Снижение полезного отпуска в ЖКХ связано с повсеместной установкой приборов учета и, как результат, со снижением объемов потребления. Коммунальные предприятия теряют в выручке, тогда как существуют постоянные затраты на обеспечение функционирования очистных сооружений, водозаборов, тепло источников и других технологических объектов.

Коммунальный сектор давно работает в убыток, который покрывается из региональных бюджетов. А в сложившейся системе у работников ЖКХ нет стимулов что-то менять. Любая прибыль, которую заработает хозяйство (с учетом дотаций), тут же уменьшит количество дотаций. В уменьшении вливаний в ЖКХ заинтересованы власти на местах, однако постоянный опережающий рост цен на газ съедает любую маржу от внедрения эффективных технологий. Поэтому сектор требует кардинального переустройства, а именно стабилизации тарифов и дотаций - чтобы предприятия ЖКХ могли работать хотя бы в ноль. После этого сектор сам начнет модернизироваться и внедрять новые эффективные технологии для поиска прибыли (см. "Три года до катастрофы" в "Эксперте" № 17-18 за 2013 г. и "Выход совсем в другой стороне" в "Эксперте" № 23 за 2013 г.).

Эффективность в секторе ЖКХ - вещь вполне реальная. "В странах, где работает рыночное стимулирование, теряется всего 20-30 процентов энергии сожженного для электро и теплоснабжения топлива, а в России в среднем 60-70 процентов. В нашей стране полезно используется не более 30- 40 процентов произведенной электро и теплоэнергии. А в платежку потребителя включаются, естественно, все 100 процентов. Отсюда и огромный платеж", - раскрывает экономику отрасли вице-президент компании "Фортум" Юрий Ерошин.

Опасения за коммунальщиков оправданны: после того как с замораживанием тарифов естественных монополий все было решено, началось обсуждение замораживания тарифов на услуги ЖКХ и генерирующих электроэнергию компаний.

Текущие цены на электроэнергию для промышленности в России и так сопоставимы с ценами в США. По оценкам экспертов, сейчас в среднем по России тариф для крупной промышленности составляет 2,24 руб./кВт·ч, в США - 2,12 руб./кВт·ч. Для мелких коммерческих потребителей ("мелкомоторки") в энергодефицитных районах цены могут доходить до 5-6 руб./кВт·ч. Но при том, что тариф на электричество в России очень высокий, он, по прогнозам генераторов, еще и будет расти (в нерегулируемой его части). С одной стороны, в высокой стоимости электроэнергии виноваты высокие цены на энергоресурсы - газ, уголь, с другой - нехватка инвестиций в сектор генерации, который все еще недостаточно привлекателен для инвесторов. "Если бы цены на газ и электроэнергию росли теми же темпами, какие были предусмотрены во время приватизации энергоактивов, денег у энергетиков было бы достаточно, чтобы модернизировать электростанции", - говорит Юрий Ерошин. Сегодняшнее же искусственное сдерживание тарифов на электрическую и тепловую энергию может дать лишь краткосрочный эффект для потребителя и принести короткие социальные дивиденды для власти. Но уже к 2017 году придется вводить специальные надбавки, предупреждает Ерошин, и эти деньги все равно заплатит потребитель. Резервы для сдерживания роста цен можно находить через другие механизмы, главный из которых - энергоэффективность, резюмирует вице-президент "Фортума".

 

ИсточникДатаНаименование материала
Эксперт23.09.13Монополиям сладкого больше не давать

 

Вернуться к списку новостей

 


Задайте нам вопрос

Заполните все поля и наши специалисты ответят на ваши вопросы.

Подробнее
Отправить