17.10.2017


Куда ведет сахалинский мост

С перспективами нового мегапроекта разбиралась Наталья Скорлыгина

Всякий журналист, слушающий прямую линию с президентом Владимиром Путиным, с опаской глядит на набор вопросов, желая понять, какой именно может привести к серьезным последствиям. Тем более что налицо свежий прецедент - история про мальчика, пожаловавшегося на угольную пыль, теперь угрожает размеренной жизни целой отрасли.

Ситуация с мостом на Сахалин, также помянутая президентом, выглядела менее опасной, этим разговорам уже не первый год. Но вчера показалось, что выстрелило и это ружье: Bloomberg сообщил, что мост будет строить "Стройгазмонтаж" (СГМ) Аркадия Ротенберга. И никто не удивился, более того, проект из гипотетического внезапно показался реальным. После Крымского моста участием СГМ можно, кажется, обосновать почти любую масштабную инфраструктурную идею. Но новостная лента запестрела опровержениями. Чиновники в один голос утверждали, что решений по проекту не принято, да и проекта нет. В ОАО РЖД (именно в его планах до сих пор упоминался мост) пояснили, что ТЭО если и появится, то только в 2018 году. Представитель господина Ротенберга заверил "Ъ", что ни на каком уровне ни с компанией, ни с ее акционерами мост на Сахалин не обсуждался.

В ОАО РЖД признают, что развитие транспортной инфраструктуры Сахалина, включая строительство железнодорожного перехода, "призвано решить геостратегическую задачу преодоления экономической обособленности острова", а для монополии это - перспективы увеличения грузопотоков по БАМу. Но предположение, что сработало лобби ОАО РЖД, плохо выдерживает критику: бюджетных денег нет, Минфин не щедр, за свои средства компания вряд готова строить инфраструктуру, которая не подтверждена грузовой базой. ОАО РЖД, конечно, включило мост в проект долгосрочной программы развития до 2025 года - но аккуратно, в составе тех проектов, которые "потенциально могут реализовываться в этот период частично или за счет средств других инвесторов", а не в качестве госприоритета.

Яснее всего ситуацию мне сформулировал хорошо знакомый с ситуацией железнодорожник. У проекта нет экономики, говорит он: "Я понимаю, что его можно сделать, но у него нет грузовой базы". Мост сам недорогой, но важно оценить подходы. В целом, говорит он, геополитически проект красивый. "Но есть принципиальный вопрос, поедут ли с той стороны японцы",- отмечает он. Не поедут - мост вообще не нужен. Возможно, именно поэтому в контексте проекта возник господин Ротенберг. Однако в условиях санкций вряд ли он может оказаться в одном проекте с крупными западными инвесторами. Это значит, что путь сахалинскому мосту один - в бюджет. Или - в Японию, но вряд ли с этим подрядчиком.

 

ИсточникДатаНаименование материала
Коммерсантъ17.10.2017

 

Вернуться к списку новостей

 


Задайте нам вопрос

Заполните все поля и наши специалисты ответят на ваши вопросы.

Отправить